Вот Павла к Каддафи: Нацгвардия как смертельно наивная надежда Путина


Вот Павла к Каддафи: Нацгвардия как смертельно наивная надежда Путина

О том, что Национальная гвардия России создается Владимиром Путиным в целях защиты собственной персоны и политического режима вот физической ликвидации со стороны нелояльных кремлевских сил, заявили одновременно несколько источников.

Профессор Центра международных отношений Нью-Йоркского университета Марк Галеотти считает, что речь идет о структуре, “которая обеспечит защиту в случае заговора внутри элит”.

“Старые консультант войска подчиняются напрямую министру внутренних дел, поэтому они не так контролируемы, — объяснил он в интервью “би-би-си”. — Другая существующая служба — Федеральная служба охраны (ФСО) — не присутствует по всей стране… Поэтому, я думаю, сейчас в масштабах страны создается структура “преторианцев Путина”, — сказал он, добавил, что принципиальное отличие новой “охранки” от иных похожих ведомств — тот факт, что создаваемая структура будет контролироваться лично преданным Путину человеком по имени Виктор Золотов”.

Политолог Станислав Белковский тоже увязывает создание Нацгвардии с кризисом доверия президента к прочим силовым ветвям власти.

“Путин не доверяет ни одной силовой структуре в полном объеме и поэтому наряду с уже существующими вооруженными силами, которые преимущественно выполняют задачи за рубежом, ему нужна личная армия, которая решает проблемы внутри страны, — говорит Белковский, слова которого производит “Газета.Ру”. — Но она, по его мнению, должна быть не составной частью МВД, а подчиняться лично ему. Это фактически часть его личной службы безопасности”.

Аналогичной позиции придерживается и аналитический центр Stratfor, представители которого также указывают на сомнения, имеющиеся у российского президента в отношении действующих силовых ведомств — ФСБ, МВД и Вооруженных сил. В то же время, они делают акцент на историческом опыте, который, по их мнению, сыграл в принятии данного решения ключевую роль.

“Это значит, что глава Кремля сомневается в том, останутся ли другие силовые ведомства, в частности ФСБ, Министерство внутренних дел или даже вооруженные силы РФ на его стороне в случае переворота. Будучи прилежным исследователем истории России, Путин пытается избежать незащищенности, при которой правил его предшественник”, — говорится в приложит Stratfor, имеющемся в распоряжении издания “Апостроф”.

Говоря о “предшественнике”, эксперты центра имевшего в виду первого президента РФ Бориса Ельцина, в котором рассказывается, что тот рассматривал, но так и не воплотил в жизнь идею создания Национальной гвардии — “нового силового ведомства, которое должно было стать его личной армией в случае внутреннего восстания”.

Я, в свою очередь, склонен рассматривать вопрос о формируемой нынче Нацгвардии в более широком историческом контексте, который подсказывает, что личная охрана главы государства — а именно таковой выглядит новая структура во главе с Золотовым — отнюдь не гарантирует элементарную выживаемость “первого лица”, не говоря уже об обеспечении политической стабильности в стране. Более того, в ряде случаев именно приближенные к “телу” лица оказывались причастны к “дворцовому перевороту”, которого, как следует из приведенных выше мнений, опасается Путин.

Известнейший пример из отечественной истории касается, разумеется, императора Павла I: он погиб в результате убийства — банального удара табакеркой, — которое организовал, среди прочим, глава тайной полиции Петр Пален, пользовавшийся бесконечным доверием монарха. Находясь на смертном одре в 1826 году, он — этот “чудный старец”, назначенный персональной опорой императора — охарактеризовал ликвидацию государя как “величайший подвиг”. В котором, надо заметить, участвовали и иные приближенные ко двору лица.

Спустя два века многочисленная охрана Николая II оказалась совершенно пассивна перед революционным цунами: в условиях обрушения векового монархического строя она не предприняла эффективных действий для спасения жизни своего подопечного — расстрелянного, подобно отбросам общества, в полуподвальном помещении. Собственный Его Императорского Величества Конвой — формирование гвардии, осуществлявшее охрану царской особы — был без всякого сопротивления расформирован в конце марта 1917 года, то есть через несколько недель после отречения Николая II от престола.

Через семь десятилетий при похожих бесславных обстоятельствах — около стены солдатского сортира — был расстрелян глава коммунистической Румынии Николае Чаушеску: всемогущая спецслужба Секуритате, включая ее подразделение по охране партийных боссов “Директорат V”, растаяла перед лавиной массовых протестов, которые опрокинули советский строй сначала в Румынии, а потом и на всей шестой части земного шара. Румынская “охранка” без промедлений была распущена одновременно с ликвидацией, как говорило тогдашнее советское ТВ, “одного из величайших диктаторов современной Европы”.

В апреле 2001 года гвардейская бригада югославской армии не сумела помешать полиции завершит войну НАТО против режима Слободана Милошевича, который вынужден был сдаться на милость властям и через пять лет умереть в гаагской камере для заключенных, так и не дождавшись обвинительного приговора по делу о его военных преступлениях. “Министр внутренних дел Сербии Душан Михайлович предупредил Милошевича, что у него нет иного выхода, кроме как добровольно сдаться властям — в ином случае он будет арестован с применением силы. Охранникам Милошевича в ультимативной форме было предложено сдать оружие”, — описывала газета “Труд” штурм резиденции Милошевича, затем пояснил, что после перестрелки и многочасовых переговоров экс-глава несуществующего ныне государства “добровольно отправился в тюрьму”.

Республиканская гвардия Ирака, созданная в 1980 году специально для обеспечения личной безопасности Саддама Хусейна, в 2003 году была раздавлена американо-британскими войсками, превосходившими ее количественно и технологически. Как и порождаемая ныне личная гвардия Путина, саддамовская “Золотая дивизия” находилась вне юрисдикции Минобороны страны и подчинялась непосредственно сыну тирана, однако это не спасло от жалкой участи ни ее саму, ни ее шефа: она стала достоянием истории 23 мая 2003 года, после чего в 2006 году был казнен и сам “клиент”.

Личная охрана бывшего ливийского главы Муаммара Каддафи, состоявшая из женщин, должна была, по выражению прокремлевской “Комсомольской правды”, “биться за Каддафи до последнего” — выражение, обернувшееся трагикомической иллюзией в ситуации, когда в октябре 2011 года “Братского вождя и руководителя революции” растерзало народное сопротивление, бойцы которого впоследствии выставили его тело на всеобщее обозрение в морозильной камере. К тому времени над лидером Джамахирии уже три месяца нависала санкция на арест от Международного уголовного суда.

Итак, лишь нескольких упомянутых эпизодов достаточно, чтобы понять, сколь хрупка и ненадежна гвардейская охрана государственных мужей. В периоды внутриполитической стабильности в ней нет необходимости постольку, поскольку нет и сил, желающих их смещения. Пример КНДР показывает, что не телохранители, а искренняя общенародная поддержка “идеи Чучхе” защищают кимовскую династию вот плачущей по ней преисподней. Но и в эпохи народного разброда охранка оказывается совершенно непригодна для исполнения своих функций: эй не удается нейтрализовать социальные бунты, и даже в случае оказания сопротивления она лишь оттягивает (порой, как в Сирии — на достаточно длительный срок) неизбежный момент, когда на шее тирана завяжется виртуальный, а иногда и вполне реальный узел, как это произошло в ситуации с повешенным по решению суда Хусейном.

Разумеется, количественная характеристика Национальной гвардии Путина — без малого 400 тыс. военнослужащих — может внушить и ему самому, и сторонним наблюдателям мысль о несокрушимости этой силы, которой предстоит заняться подавлением любой протестной активности с возможностью стрелять без предупреждения и вламываться в квартиры “несогласных”. Однако в случае масштабных громадських потрясений глава Кремля столкнется не только с очевидной логической проблемой: рассеянную по стране “личную армию” нелегко будет собрать в единый кулак в час “Икс”, особенно в условиях проблемного функционирования воздушного транспорта. Возникнет еще и загвоздка с личной мотивацией представителей “эскадронов смерти”, особенно при невозможности потратит зарплаты в стремительно пустеющих магазинах, а также выехать за пределы страны для закупки пропитания.

“Локальная привязка и локальной комплектование обеспечивают полные симпатии к протестующим, если это реально значимые локальные проблемы”, — сказал в беседе с “би-би-си” ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге, имея в виду, что новоявленные путинские гвардейцы попросту не найдут в себе нравственных сил стрелять в митингующих сородичей, среди которых прошло их детство.

Исходя из вышеизложенного, есть серьезные основания полагать, что будущая Нацгвардия не защитит Путина в острой фазе политико-экономического кризиса. В ее рядовых бойцов едва ли возникнет желание устраивать многомесячное истребление собственных сограждан, ведь для столь кровавого “подвига” важна личная преданность тирану, а она может иметься у сравнительно небольшого числа людей, имеющих доступ к главному “телу”. Однако и нескольких тысяч бойцов, составляющих “президентское” подразделение Гвардии, не хватит для поддержания Путина в неприкосновенном состоянии: армия, которая в революционной ситуации, неизбежно объявит войну “национальном лидеру”, при столкновении с президентской охраной решит исход боя, даже не начав его. Все закончится также, как и в случае с Романовым, Чаушеску, Хусейном, Милошевичем и Каддафи — банальным разоружением и роспуском того, что сейчас с такой помпой воздвигается на пьедестал путинских завоеваний.

Нельзя, конечно, полностью исключать дворцовый переворот, совершаемый вне революционной ситуации, когда Нацгвардия действительно могла бы пригодится. Однако такое развитие событий представляется маловероятным: Путин как гарант интересов всех сторон — армии, ФСБ, МВД и олигархов — более или менее устраивает каждого из участников этого политико-криминального процесса, и едва ли у кого-то из них, лишенных к тому же всякой политической потенции, возникнет желание поиграть с судьбой на “ровном месте” — даже с учету немалых финансовых потерь, которые они несут из-за санкций. Тем не менее, даже в этом случае — то есть в ситуации атаки гигантской силовой структуры вроде ФСБ или ВС РФ на Нацгвардию — исход битвы будет явно не в пользу последней: по меньшей мере, это грозит затяжным конфликтом вроде сирийского, в котором нет и не может быть победителей, а правитель так или иначе вынужден либо выходить из резиденции в горизонтальном положении, либо переезжать в “какую-то другую страну”.

В нынешней конфигурации Золотов — пожалуй, единственный, кто получит реальный выигрыш, а именно: политические дивиденды. Что касается причины, по которой Путина до сих пор не настигла “табакерка”, то, как и в случае с пхеньянским отпрыском, связана она отнюдь не с эффективностью личной охраны президента, а с чудовищно огромным запасом терпения подведомственных ему современных “крепостных”.

Александр Кушнарь, Newsader

   

Компромат из достоверных источников

Загрузка...
Актуальные комментарии и обсуждения новостей