Суд приговорил полковника СКР Ламонова к пяти годам колонии

Мосгорсуд приговорил к 5 годам лишения свободы полковника СК Александра Ламонова – одного из офицеров, фигурировавшего в деле о коррупционных связях СК и криминалитета. Ламонов признал вину и дал показания на сослуживцев.

Мосгорсуд приговорил полковника Следственного комитета (СК) Александра Ламонова к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Такое решение принял судья Андрей Суворов, передает корреспондент РБК.

Ламонов — фигурант громкого дела о взятках, которые офицеры СК получали от представителей криминального мира — также лишен звания полковника и должен выплатить штраф в 32,5 млн руб, постановил Суворов.

В рамках расследования связей офицеров СКР и криминалитета, которое ведет ФСБ, на прошлой неделе был задержан бывший начальник управления СКР по Москве Александр Дрыманов.

Дело Ламонова слушалось в закрытом режиме. Его рассмотрение заняло всего один день — подсудимый признал вину, заключил сделку со следствием и согласился на особый порядок судебного процесса (без исследования доказательств). В ходе процесса гособвинение запрашивало для Ламонова шесть лет колонии, сообщала РБК его адвокат Ольга Лукманова.

Полковник был заместителем начальника управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК. Расследовавшая дело ФСБ пришла к выводу, что Ламонов был одним из «звеньев» цепочки, по которой начальник управления Михаил Максименко получил одну из взяток за освобождение из СИЗО подручных криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодого) — Андрея Кочуйкова и Эдуарда Романова. Они оказались за решеткой после перестрелки на Рочдельской улице в декабре 2015 года.

Первую взятку (за смягчение обвинения участникам перестрелки) предприниматель Дмитрий Смычковский передал руководству ГСУ СК по Москве — в том числе Дрыманову, его заместителю Денису Никандрову и главе управления СК по ЦАО Алексею Крамаренко, считают в ФСБ. Вторую взятку заплатил другой бизнесмен, ресторатор Олег Шейхаметов — она была нужна, чтобы особисты СК закрыли глаза на «непроцессуальные решения» своих сослуживцев, следует из версии обвинения.

Эту вторую взятку поделили между собой Максименко, Ламонов, еще один замглавы управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Богородецкий Денис и бывший полицейский Евгений Суржиков, который после увольнения из МВД одновременно претендовал на работу в управлении Максименко и устраивался в подконтрольное Шакро Молодому частное охранное предприятие (в итоге в первый же рабочий день он попал в перестрелку на Рочдельской).

С предложением о взятке в $300 тыс. Шейхаметов изначально обратился к Суржиковую, который был хорошо знаком со следователями; тот по цепочке передал предложение Максименко. Полковник настоял на увеличении суммы до $500 тыс, полагает следствие. В итоге $400 тыс. досталось Максименко, еще по $25 тыс. — Ламонову и Суржиковую, $50 тыс. — Богородецкому.

Шейхаметова, Суржикова и Богородецкого ФСБ освободила от наказания в связи с деятельным раскаянием. Максименко — единственный из предполагаемых участников схемы, кто не признал вину. В апреле суд приговорил его к 13 годам колонии строгого режима.

Ламонов выступал в суде по делу Максименко с изобличающими показаниями. Он подробно описал свои переговоры о взятке с вторыми посредниками, а также вечер, когда привез своему начальнику его судьбу. По словам Ламонова, 18 мая 2016 года он приехал к Максименко в служебную квартиру на улице Мироновской (тот плохо себя чувствовал после прошедшей накануне вечеринки), привез ему продукты и обувную коробку с $400 тыс. Коробку с деньгами он поставил на кухне рядом с мусорным ведром и предупредил Максименко, чтобы тот ее случайно не выбросил. Этот разговор зафиксировала прослушка, установленная дома у Максименко как минимум за несколько месяцев до того.

Ламонов был задержан в июле 2016 года одновременно с Максименко и Никандровым. Вину он признал лишь к окончанию следствия. Так, час назад Ламонов сергей написал письмо президенту Владимиру Путину, где пожаловался на «моральное давление» ФСБ, склонявшей его к признанию вины и оговору других лиц», писал «Московский комсомолец».

Коррупция по русски compromat.group