Офшоры, облигации, семейная модель управления. Что еще нужно знать о рухнувшей «ВИМ-Авиа»?



Офшоры, облигации, семейная модель управления . Что еще нужно знать о рухнувшей «ВИМ-Авиа»?

Следственный комитет объявил, что владельцы «ВИМ-Авиа» преднамеренно банкротили авиакомпанию.

До того как супруги Мурсекаевы покинули Россию, должного внимания к финансовой деятельности руководства перевозчика почему-то не уделяли. А ведь там были и перенос юридического адреса в сельский сарай, и сомнительная инвестиционная деятельность, и подозрительное банкротство аффилированных компаний, и связь с офшорами. «Преступная Россия» разбиралась в хозяйственной деятельности некогда крупнейшего авиаперевозчика.

Авиакомпания «ВИМ-Авиа» 25 сентября заявила о прекращении выполнения всех чартерных рейсов из-за финансовых проблем и нехватки оборотных средств. Компания задолжала крупные суммы за топливо и обслуживание и прекратила деятельность перевозчика. Тогда в рамках антикризисных мер обязанности перед пассажирами взяли на себя другие компании. Чтобы вывезти людей, застрявших в аэропортах не только в России, но и за рубежом, из бюджета было выделено 200 миллионов рублей. В результате неожиданной отмены всех рейсов пострадали около 110 тысяч человек, которые должны были вернуться на родину самолетами авиакомпании. Были отменены также 300 тысяч бронирований, сделанных на ближайшие месяцы. 

Уже после того, как кризис достиг апогея, контролирующие органы взялись за проверки, следователи возбудили уголовные дела, а полицейские кинулись ловить владельцев авиакомпании. Общая кредиторская задолженность «ВИМ-Авиа» составила около 10 млрд рублей. Интересно, что, согласно официальным данным, за период с 2015 года в отношении ООО «Авиакомпания «ВИМ-Авиа» официально проведено 6 проверок (2 плановые, 4 внеплановые). По их результатам компетентными органами выявлено 9 нарушений. Из них в 2017 году — 2 проверки (1 плановая, 1 внеплановая) нарушений не выявили. 

Внешне в компании все было хорошо. В 2016 году «ВИМ-Авиа» показала чистую прибыль 89 млн рублей при выручке 17,174 млрд рублей. Стоимость активов по состоянию на 31 декабря 2016 года составила 10,481 млрд рублей, а чистый финансовый долг — 7,007 млрд рублей. 

Совладелец «ВИМ-Авиа» Рашид Мурсекаев

Хотя о том, что у «ВИМ-Авиа» серьезные проблемы с финансовой отчетностью, было понятно несколько лет назад. Основные кредиторы компании ВТБ и Сбербанк били тревогу еще в 2015 году. Сбербанк даже попросил Агентство по страхованию вкладов (АСВ) проверить операции, которые «ВИМ-Авиа» проводила через банки «Российский кредит», «М банк» и «Компанию розничного кредитования» (КРК). Все три кредитные организации были подконтрольны небезызвестному Анатолию Мотылеву. На сегодняшний день все эти банки лишены лицензий, а их владелец скрывается за границей. 

Анатолия Мотылева называют «могильщиком» четырех банков и семи негосударственных пенсионных фондов. Против него ГСУ СКР возбудило уголовное дело по заявлению АСВ спустя некоторое время после отзыва ЦБ 24 июля 2015 года лицензий у «М Банка» и «Российского кредита». Своим клиентам банки задолжали 38 и 126 млрд рублей соответственно. Сначала дело расследовалось в отношении «неустановленных лиц», затем его фигурантами стали Анатолий Мотылев, Ольга Иванова и Станислав Маркеев. Весной 2017 года банкир был объявлен в федеральный розыск, а его имущество в России арестовано для погашения ущерба «М Банку». В настоящее время Маркеев и Иванова находятся под арестом, Мотылев же продолжает бегать от следствия. 

Беглый банкир Анатолий Мотылев

К февралю 2015 года долг «ВИМ-Авиа» перед Сбербанком составил 4,3 млрд рублей. При этом поручителями по кредитам выступили владельцы перевозчика — Рашид Мурсекаев и его жена Светлана. Сбербанк начал готовить иски о банкротстве «ВИМ-Авиа» и ее «дочки» — авиакомпании «Русское небо». С аналогичным требованием в арбитраж обратился и банк ВТБ. Стороны безуспешно пытались договориться о реструктуризации. На переговорах банк не получил от авиакомпании конструктивных предложений по урегулированию долга. В итоге Сбербанк и ВТБ так и не смогли добиться банкротства авиаперевозчика. 

Сомнительные сделки с ценными бумагами 

В Сбербанке уточнили, что вместо погашения долговых обязательств перед основными кредиторами «ВИМ-Авиа» наращивала долг перед другими банками. В течение 2014 года долг авиакомпании перед тремя банками Мотылева вырос с 2,3 млрд до 3,5 млрд рублей. При этом деньги вкладывались не в операционную деятельность компании. На полученные кредитные средства авиакомпания купила ценные бумаги: корпоративные облигации «ФСК ЕЭС», «Роснефти» и облигации федерального займа. Брокером в сделках выступал АМБ-банк (подконтрольный Мотылеву). 

По условиям договора авиакомпания могла расплачиваться с «Российским кредитом» векселями ООО «Ларго медиа», векселя служили залогом по кредиту. Компания на 100% принадлежит офшору с Британских Виргинских островов «Ровен Бизнес Сервиз Лимитед». Позже купленные долговые бумаги «ВИМ-Авиа» продала той же «Ларго медиа» за 1,6 млрд рублей, на чем заработала около 100 млн рублей. 

В частности, «Ларго медиа» в 2013–2014 годах выпустила векселя со сроками погашения в 2013–2016 годах в пользу ООО «ВИМ-Авиа финансы» (учрежденная авиаперевозчиком компания) номиналом 1,5 млрд рублей, цена приобретения векселей — 1,2 млрд рублей. Векселя выступали залогом по кредитам. 

31 июля 2017 года «Ларго Медиа» признана банкротом, введено конкурсное управление. А в октябре 2017 года оставшийся без лицензии банк «Российский кредит» подал несколько исков по долгам к «Ларго Медиа» на общую сумму около 4 млрд рублей. 

Получив от «М Банка» 672 млн рублей, авиакомпания передала в форме займа ООО «Мэриот групп». «ВИМ-Авиа» уверяла Сбербанк, что на этой сделке сможет заработать еще больше, чем с бумагами «Ларго медиа», — около 800 млн рублей. «Мэриот групп», которая на сегодняшний день также находится в стадии ликвидации, на 30% принадлежит Дмитрию Сачкову (руководитель и собственник около 40 компаний), а на 70% — ООО «Элиот Стайл». Эта компания, в свою очередь, полностью контролируется двумя кипрскими офшорами — «Брисланио Холдингс Лимитед» (99%) и «Флабеллум Холдингс Лимитед» (1%). «Элиот Стайл» и «Ларго Медиа» даже зарегистрированы по одному адресу в Москве. Подобные же соглашения заключены с ООО «Инвест стиль» (на 100% принадлежит кипрскому офшору «Вомайр Трейдинг Лимитед»).

Насколько эффективны оказались инвестиции авиакомпании в ценные бумаги, неизвестно. Только по кредитам с банками Мотылева Мурсекаевы так и не расплатились. Все еще действующие юридически банки, оставшиеся без лицензии, до сих пор требуют в судах погашения задолженности по кредитам. Куда утекли деньги, остается только догадываться. 

Так, 30 января 2017 года арбитражный суд Москвы обязал «Вим-Авиа» выплатить 980,4 млн рублей долга «М Банку» по иску конкурсного управляющего. Банк предоставил авиакомпании 672 млн рублей на срок до 16 апреля 2015 года под 15% годовых. В апреле 2015 года кредитный договор был продлен до сентября 2016 года, а ставка увеличена до 17%. Уже после отзыва лицензии — в октябре 2015 года — «М Банк» направил «Вим-Авиа» требование о досрочном погашении задолженности по кредиту в связи с просрочкой. Но, как следует из материалов суда, «Вим-Авиа» сочла, что задолженность была погашена предоставлением отступного — простых векселей «Мэриот групп» на 568,6 млн рублей. 

При этом подпись на документах о передаче векселей ставил лично Мотылев, что было подтверждено экспертизой. Акт приема-передачи векселей «Мэриот групп» подписан 1 июля 2014 года. Однако суд признал соглашение и акт приема-передачи векселей утратившими силу, поскольку стороны не заявили возражений относительно более позднего соглашения — от 16 апреля 2015 года, в котором зафиксировали долг «ВИМ-Авиа» по-прежнему в 672 млн рублей, и авиакомпания обязалась погасить его шестью равными платежами к сентябрю 2016 года. Таким образом, соглашение о погашении векселями утратило силу, так как стороны определили иные условия исполнения обязательств, решил суд. В результате арбитраж принял решение взыскать с «ВИМ-Авиа» в пользу «М Банка» 672 млн рублей основного долга, 86,07 млн рублей в счет уплаты процентов и 222,2 млн рублей неустойки. 

Как позже сообщили «Ведомости», долг «ВИМ-Авиа» перед Сбербанком в 4,4 млрд рублей выкупил кипрский офшор «Зидаво Инвестментс ЛТД». А долг в 2,8 млн долларов перед ВТБ был погашен. В мае 2016 года банк КРК списал авиакомпании 22 млн рублей долга и пролонгировал 285 млн рублей до сентября 2017 года.  Эксперты оценили долговые обязательства «ВИМ-Авиа» как существенные, но пришли к выводу, что компания могла бы с ними справиться с учетом роста бизнеса благодаря расширению авиапарка. 

Готовились к вылету?

Только сейчас, когда Мурсекаевы скрылись от следствия, участники рынка пришли к выводу, что владельцы авиакомпании не собирались гасить задолженности, а делали все, чтобы наиболее безболезненно покинуть страну. Когда в 2016 году «ВИМ-Авиа» внезапно сменила адрес регистрации, эксперты не пришли к единому мнению, почему крупный перевозчик «выписался» из Москвы и «переехал» в небольшую деревню Богатые Сабы в Татарстане. Даже татарские корни не роднили Рашида Мурсекаева с этой республикой — он родился в Барнауле. Да и география его бизнеса ни разу не соприкоснулась с Татарстаном. «ВИМ-Авиа» владела авиакомпанией «Башкортостан», авиакомпанией «Алания», аэропортом Читы, лизинговой компанией City Leasing Limited в Ирландии, финансировала немецкую грузовую авиакомпанию Air Cargo Germany. Базовым аэропортом по-прежнему являлся столичный Домодедово. Но в Татарстан «ВИМ-Авиа» даже не осуществляла ни одного рейса. Одной из возможных причин перерегистрации назывался уход от кредиторов. Уже после краха авиакомпании журналисты обнаружили офис крупнейшего чартерного перевозчика в глухой деревне, который больше был похож на сельский сарай. Стало понятно, что искать концы в этом офисе бесполезно. 

Офис «ВИМ-Авиа» в Татарстане

Проанализировав историю банкротства дочерних и подконтрольных компаний, можно сделать вывод, что истцами по арбитражным искам о несостоятельности выступали, как правило, аффилированные с Мурсекаевыми юридические и физические лица. 

Авиакомпания «ВИМ-Авиа» была учреждена в 2002 году Виктором Ивановичем Меркуловым (из его инициалов и составлена аббревиатура «ВИМ»). В соучредителях перевозчика Светлана Мурсекаева появилась примерно через год, а Рашид Мурсекаев стал совладельцем в 2005 году, получив полный контроль над компанией. Купив 12 подержанных «Боингов» за 160 млн долларов, «ВИМ-Авиа» быстро превратилась в крупнейшего чартерного оператора в стране. Первичный капитал будущий владелец «ВИМ-Авиа» Рашид Мурсекаев заработал, поставляя в начале девяностых в страну товары ширпотреба из стран Азии в счет долгов за российское оружие и авиатехнику. 

Самолет «ВИМ-Авиа»

Авиабизнес строился на семейных ценностях. Так, в 2006 году Мурсекаевы основали ПАО «Инвест холдинг», которое должно было заниматься перевозками. В феврале 2017 года компания «Технополис» подала иск о признании «Инвест холдинга» банкротом за долг в 1 млн рублей. Обстоятельства появления задолженности в документе не указываются, однако в июле арбитражный суд признал требования истца обоснованными и вынес постановление о несостоятельности «Инвест холдинга». Чтобы понять суть дела, достаточно обратиться к уставным документам кредитора. До 2015 года «Технополис» назывался «ООО «ВИМ-Авиа финансы». Напомним, это та самая компания, которая участвовала в покупке векселей на несколько миллиардов рублей у «Ларго медиа» в 2013–2014 годах. При этом «Инвест холдинг» с уставным капиталом в 1 млн рублей до 2016 года показывал неплохую прибыль, но рассчитаться с аффилированной компанией почему-то не смог. 

Уже упоминаемой ирландской авиакомпанией City Leasing Limited ныне владеет россиянин Алексей Курин. При этом авиакомпания «Башкортостан» была признана банкротом по иску некоего ИП Алексея Курина, которомузадолжала 127 тыс. рублей за какие-то юридические услуги. 

Примерно в то же время «ВИМ-Авиа» избавился от подконтрольной авиакомпании «Русское небо». В декабре 2014 года Росавиация приостановила действие сертификата эксплуатанта авиаперевозчика. Решение было принято на основании письменного заявления самой авиакомпании. 

Авиакомпания «Русское небо» изначально была создана как подразделение группы «Ист Лайн» — оператор и владелец (через аффилированную лихтенштейнскую компанию Hacienda Investments) аэропорта Домодедово, за которой стоит Дмитрий Каменщик. В 2004 году компания продала одноименную авиакомпанию, с которой начинала свой бизнес в начале 1990-х. Компанию с парком из более 20 самолетов купил совладелец другой грузовой авиакомпании «Тесис» Алексей Куимов, объединив ее в рамках управляющей компании «Авиационная группа «Русское небо». Одним из условий сделки было переименование авиакомпании «Ист Лайн». Тем не менее рядом с новым названием можно было часто встретить в скобках прежнее. А в августе 2005 года была завершена сделка продажи 100% акций «Русского неба» акционерам авиакомпании «ВИМ-Авиа». 

«ВИМ-Авиа» стала владельцем «Русского неба» в 2005 году

В жизни авиакомпании сыграли определенную роль и дочь владельцев Анна Амбросова (Мурсекаева) со своим мужем Николаем. В 2014 году, еще будучи студенткой , она основала топливную компанию «ФТ интернешнл». Совладельцем стал 25-летний выпускник Высшей школы экономики Николай Амбросов. Он — сын давнего делового партнера Мурсекаева, Евгения Амбросова. Вместе они в начале нулевых управляли крупным морским хабом России — Дальневосточным морским пароходством, сообщает Life. В августе 2017 года Мурсекаева-младшая и Амбросов неожиданно продают «ФТ интернешнл» с миллиардным оборотом. Покупателем стал московский бизнесмен Сергей Галан, один из совладельцев «Технополиса». 

Интересно, что имя Николая Амбросова фигурирует в «панамском архиве». Согласно базе данных Mossack Foneska, он является бенефициаром офшора в Люксембурге под названием Aloma S.A. 

Анна и Николай Амбросовы

А доля самой «ВИМ-Авиа» на какое-то время переходила под контроль компании из Лихтенштейна под названием Hercules Partners Fund, которая в российских базах проходит под замысловатым названием «Геркулес Партнерс Фонд Близнецы-Близнецы II». 

Теперь же выяснилось, что в 2016 году 5% авиакомпании из доли Светланы Мурсекаевой было заложено банку «Зенит». С начала лета руководство «ВИМ-Авиа» вело с банком переговоры о займе в 300 млн рублей на покрытие кассового разрыва авиакомпании. Однако в августе в выдаче займов «ВИМ-Авиа» было отказано. 

Тогда же, в 2016 году, у компании возникли проблемы с осуществлением пассажирских перевозок. «ВИМ-Авиа» допускала массовые многочасовые задержки рейсов. В июле 2016 года Росавиация предупредила «ВИМ-Авиа» о возможности ограничения сертификата эксплуатанта в связи с массовыми задержками. Затем массовые задержки произошли в мае 2017 года. Но тогда перевозчику дали время на устранение проблем. Третьего раза Мурсекаевы решили не ждать. 

Как говорится в материалах расследования, зная, что требования кредиторов удовлетворить невозможно, собственники и топ-менеджмент «ВИМ-Авиа» «поручили работникам бухгалтерии совершить действия, направленные на искажение показателей отчетности, сокрытие в отчетности показателей кредиторской задолженности, отражение в отчете небольшой прибыли вместо имевшегося убытка путем внесения в учет подложных сведений о дате принятия затрат на учет, отражение проводок по выручке от реализации авиаперевозок, которые еще не были осуществлены». 

Уголовное дело было возбуждено по факту хищений денег пассажиров авиакомпании должностными лицами «ВИМ-Авиа». Басманный суд отправил под домашний арест гендиректора компании Александра Кочнева и главного бухгалтера Екатерину Пантелееву. Ранее им предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК ). Ночью 28 сентября произошло множество обысков у ключевых представителей компании. 

На выступлении в Госдуме руководитель Росавиации Александр Нерадько рассказал, что Рашид Мурсекаев заявил: ему надоело работать в авиации, и он готов за рубль продать свою компанию и уйти.

Последний раз владельцев авиаперевозчика Рашида и Наталью Мурсекаевых видели во вторник, 26 сентября. По некоторым данным, они вылетели в Турцию, очевидно, без задержек рейса.  

Скандальные новости

Загрузка...
Актуальные комментарии и обсуждения новостей