Дело “Савченко — Рубана”, или Высокое искусство автогола



Дело “Савченко — Рубана”, или Высокое искусство автогола

Администрация президента с удивительным искусством превращает малозначимые фигуры в серьезных противников.

Судя по социальным сетям, историю о том, как Савченко и Рубан готовили переворот, общественность восприняла с изрядной долей недоверия. И для этого есть все основания. 

Начнем с вопросов. Почему задержание Рубана было столь быстро и масштабно распиарено, в том числе и президентом Порошенко? Ведь если речь действительно о некоей серьезной организации, которая намеревалась минометами снести с лица земли здания парламента и администрации президента, а заодно уничтожить и все высшее руководство Украины — то не логичнее было бы накрыть всю сеть, дождаться задержания заказчиков и организаторов, а не ликовать от задержания “перевозчика”? Вариантов ответа несколько. 

Во-первых, задержание Рубана 8 марта идеально пригодилось Порошенко для того, чтобы снять вопрос, почему он 9 марта не появился у памятника Шевченко. Все украинские президенты возлагали цветы у памятника Кобзарю в день его рождения. Даже Янукович. Не пришел только в 2013 году. И это плохо кончилось. Для Кучмы 9 марта 2001 года в свое время также оказалось весьма неудачным днем. Фактически побоище на Банковой стало тем моментом, после которого и Кучма, и народ поняли, что начинается новая эпоха. 

Петр Порошенко, зная, что возле памятника уже собрались протестующие, решил не наступать на грабли, и просто не пришел. А чтобы сбить возможную волну критики уже за трусость — воспользовался сюжетом о столь кстати задержанном Рубане. Скорее всего, вот это простое объяснение ближе всего к истине. Мы живем уже в парадигме избирательной кампании, АП — труслива как никогда и дует на воду даже тогда, когда она — лед. 

Во-вторых, задержание Рубана именно 8 марта может быть связано с тем, что, как сообщают несколько источников ZN.UA, в этот день в Украине, а в частности в Краматорске и на линии разграничения, находился тогдашний директор ЦРУ, а ныне кандидат на должность госсекретаря США Майк Помпео. Учитывая большую любовь главы СБУ Василия Грицака к пиару и показухе — вполне вероятно, что глава украинской спецслужбы решил продемонстрировать главе американской спецслужбы живой пример борьбы с “русскими шпионами”. Грицак неравнодушен к молитвенным завтракам в Вашингтоне и прочим американским тусовкам, и у него есть определенные надежды на продолжение политической карьеры. И в этом свете добавить специи к “сухпаю” визита, свозив Помпео “на охоту” на линию разграничения, было бы вполне в духе Василия Сергеевича.

Что же нам известно о самой “спецоперации” по задержанию Рубана? Есть реальный и чрезвычайно тщательно задокументированный факт перевоза Рубаном предметов, похожих на оружие, с оккупированной территории. Кстати, на пресс-конференции Грицак забавно акцентировал внимание на качестве съемки и сказал что-то вроде “чтобы не подумали, что это мы подбросили”. (Видимо, поэтому было использовано оружие именно из ДНР, причем даже с сопроводительным документом, а не украинское.) Похоже, даже Грицак осознает ту степень недоверия общества к победным реляциям СБУ, которые, как правило, не имеют дальнейшего подтверждения в виде приговоров. Но об этом чуть позже. Итак, первый блок этой истории, криминальный, — факт перевозки Рубаном с неподконтрольных территорий предметов, похожих на оружие и боеприпасы. Второй блок, художественно-политический, — рассказы о покушении на жизнь руководства страны, о минометном обстреле правительственного квартала, добивании из автоматов и так далее. 

Блок первый

В котором весьма много странностей. 27 февраля 2017 года СБУ отменила Рубану разрешение на пересечение линии разграничения. Тогда же СБУ арестовала, но отпустила сына Рубана. О чем он сам писал в ФБ: “После того как СБУ весной арестовывало сына (отпустили) сижу ровно… С конторой, которая воюет с детьми, не воюю. Намек понял… Линию фронта не пересекаю… Пленным и родичам только моральная поддержка. С Медведчуком и Путиным не встречаюсь… Че вам еще надо для счастья?”

Отмена разрешения была связана с тем, что Рубан вместе с Савченко посетил неподконтрольные территории. Однако, по словам Грицака, уже в ноябре Рубан побывал на неподконтрольных территориях и привез оттуда минивэн оружия. И вот в марте повторил провоз, теперь уже спрятав оружие в мебели. Все это весьма странно сочетается с тем, что у Рубана аннулировано разрешение на пересечение границы, и с тем, что не нужно быть ясновидящим, чтобы понимать: после истории с Савченко Рубан находится под плотным наблюдением СБУ. Ну, и сын, который, похоже, уже выступал в роли заложника. Весьма странное поведение. Если только не учитывать фактор “Кедра”. “Кедр” — майор Павел Балов, 8-й полк спецназа, лицо, приближенное к чинам военной прокуратуры. Он был “проводником” Рубана в момент задержания, возможно, и во время ноябрьской поездки. Судя по всему, “Кедр” и был тем человеком, который вел оперативную игру с Рубаном. От лица ли ГУР МО, СБУ или военной прокуратуры — не суть важно. Учитывая, что сын Рубана уже задерживался СБУ, нельзя исключать, что Рубана шантажировали судьбой сына ради таких вот странных и нелогичных поступков, вроде контрабанды оружия. Тем более что знающие Рубана люди говорят о нем как о человеке достаточно осторожном.

Блок второй, художественно-политический

Феерическое выступление генпрокурора Луценко вызвало двойственную реакцию в обществе. Депутаты вознегодовали, немалая часть простого народа — возрадовалась. Судя из выступления Луценко, Савченко лично планировала теракт, в ходе которого якобы предполагалось забросать гранатами правительственные ложи ВР, минометами обрушить стеклянный купол парламента, а потом “автоматами добить тех, кто выживет”. Продолжила представление супруга Юрия Витальевича, заявившая, что на парламентское заседание в четверг Савченко пришла с гранатами и пистолетом в сумке. Бдительные депутаты Савченко из зала вывели. Но вскоре она вновь вернулась, и о гранатах уже все забыли. На следующей неделе, предположительно в четверг, правящая коалиция намерена показать некое “кино”, обосновывающее увлекательный триллер генпрокурора.

Параллельно провластные блогеры подняли в соцсетях “волну” о том, что за действия Савченко должна нести ответственность Юлия Тимошенко, приведшая ее в парламент. О президенте Порошенко, присвоившем ей звание Героя Украины и выделившем для доставки собственный самолет, — скромно умолчали. Задача второго этапа на сегодняшний день выполнена. Депутаты напуганы, Тимошенко “пристегнута” к неудавшемуся теракту. Народ сожалеет, что все это оказалось лишь несбыточной мечтой.

Технология

Поговорка “болтун — находка для шпиона” в наше время трансформировалась в лозунг “болтун — находка для чекиста”. Практически все резонансные дела СБУ—ГПУ с политической окраской обильно украшены видео- и аудиоматериалами, “тепловизорами” и “снайперами”. Часто демонстрацией этих материалов все и заканчивается. Как было в недавнем деле о сотрудничестве Саакашвили и Курченко. В этом смысле СБУ—ГПУ являются своеобразными киностудиями при администрации президента, главная задача которых — скомпрометировать оппонента Порошенко и… и все. Проблема в том, что этот метод уже давно не работает. Пожалуй, начиная с “пленок Мельниченко”, когда выяснилось, что их можно монтировать и компоновать по желанию заказчика. Сейчас, когда любой студент может смонтировать практически любое видео, а тем более аудио, — презентации СБУ выглядят анахронизмом и просто не работают. Им не верят. Ибо помнят, что редкая видеозапись доплывает до судебного приговора. Тем не менее, АП считает, что для телевизора подобная картинка вполне сгодится. 

Технология “болтун — находка для чекиста” работает следующим образом. К человеку, политически (а порой и экономически) значимому и склонному к радикальным высказываниям, “подводится” якобы сочувствующий, который начинает эти разговоры провоцировать, а потом еще и приводит “друзей” и таким образом как бы создается целая организация. Чистая “зубатовщина”, если кто-нибудь помнит этот термин. Если в НАБУ популярна провокация взятки, то в СБУ — провокация “измены Родине”. 

Судя по всему, у СБУ имеется целый архив аудио- и видеозаписей прежде всего Надежды Савченко. Часть из которых — разговоры в гостинице с некими военными под “рюмку чая”. Учитывая некоторую неадекватность Савченко и ее склонность к эпатажу и безапеляционности, легко предположить, что разговоры там — о власти и о том, как ее поменять. С мечтами или даже конкретными предложениями. Однако, проблема в том, что сейчас на любой кухне можно услышать подобные разговоры, тем более в среде участников АТО. 

Итак, нас ожидает множество фильмов и “музыки” от СБУ. Против кого будут эти “доказательства”? Возвращаясь к тезису о том, что мы с вами живем уже в предвыборной парадигме, доказательства будут против конкурентов Петра Алексеевича. Пока что озвучены намеки в адрес Тимошенко. Возможно, будут намеки на Коломойского и Корбана, с помощью которых Рубан действительно освобождал пленных в начале войны. Или Наливайченко, при котором Рубан начинал свою деятельность по обмену. В принципе — все это уже совершенно неинтересно. И вряд ли сработает. И вот почему. Во-первых, все понимают, что на носу выборы и все президентские структуры, в том числе и силовые, работают прежде всего на них. Во-вторых, слишком часто и без конечного результата в виде приговора силовики заявляли о предотвращении масштабных заговоров, диверсий и покушений. Это стало неубедительным и утомительным. Крик: “Волки! Волки!” отзывается эхом: “Козлы! Козлы!”

Если раньше силовики любили дарить политикам наградное оружие, то теперь модным подарком стало покушение. Точнее, его предотвращение. На кого уже только ни “покушались” — от Парубия с Турчиновым до рядовых нардепов! И, естественно, на президента. Специализировались на таком “пиаре” в основном Гелетей и Грицак. Плюс прискорбный в своем бесстыдстве опус о покушении на экс-генпрокурора Шокина. Проблема, однако, в том, что в Украине крайне редко убивают политиков или покушаются на них. Последнее — покушение на Мосийчука, но скорее по бизнесовым, а не политическим мотивам. И убийство экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова. А до этого… Пожалуй, убийство Евгения Щербаня. И возможное отравление Виктора Ющенко. Куда чаще у нас убивают военных, бизнесменов и журналистов. И вот тут СБУ почему-то ничего предотвратить не может. Достаточно вспомнить журналиста Павла Шеремета, военных Александра Хараберюша, Максима Шаповала, Юрия Возного. 

А в покушения на политиков уже давно не верит никто. В том числе и из-за болезненной склонности Василия Грицака к пиару. Причем весьма давней. Еще в самом начале своей службы в Киеве Грицак любил рассказывать о том, что в 1996 году он предотвратил покушение на Павла Лазаренко. Однако, по одной из версий, покушение на Лазаренко было инсценировкой. Как Грицаку удалось спасти Лазаренко — истории не ведомо.

Любопытно, что Грицак также “отличился” в раскрытии еще одного “имитированного теракта”. Речь идет о “покушении” на Леонида Кучму в Баден-Бадене (Германия) в начале 2004 г. СБУ тогда получила оперативную информацию особой важности о якобы готовящемся “исламистскими террористами” в одной из западных стран покушении на президента Украины. Черным фломастером и подчеркнуто печатными буквами об этом сообщал некто, подписавшийся “Леонидом, преданным гражданином своей страны, рядовым членом организованной преступной группировки Донецкой области”.

Тогда немецкие спецслужбы получили истеричное сообщение от Грицака с каким-то адресом, где якобы засели террористы. Туда полиция и вломилась, положив всех на пол, перерыв в поисках взрывчатки все верх дном, сняв пол и разобрав мебель на конструктор “Лего”. В результате… перепуганная законопослушная хозяйка квартиры подала на них иск о причинении ее жилищу ущерба в размере нескольких тысяч евро. 

Оказалось, что сообщение о готовящемся в Германии покушении на Кучму было ложным. Его автор — некий бывший сотрудник милиции из Донецка — просто решил “похулиганить”. О предотвращении теракта гордо отрапортовал все тот же Грицак. А вот о позорном провале спецслужбы, клюнувшей на выходку хулигана, — умолчал. Хотя отличать “ложные” сообщения от настоящей угрозы — это и была служебная задача Грицака.

Уже после начала войны Грицак заявил о предотвращении серии из 15 терактов во Франции, которые, как уверяет глава СБУ, планировались в преддверии предстоящего в июне чемпионата Европы по футболу. Естественно, в деле был обнаружен “российский след”. Спецслужбы Франции, впрочем, никаких признаков терроризма в данном эпизоде не обнаружили.  

Приблизительно так же было раздуто и забыто скандальное дело “ОПГ Корбана”. В том же русле — дело “террориста Краснова”, который, по словам Грицака, собирался при помощи “тонны тротила взорвать здание СБУ в Аскольдовом переулке”. Краснов на свободе, о тротиле предпочитают не вспоминать. Та же история — дело Лабутина—Заярнюка, когда экс-директор “Укрспирта” якобы планировал захватить парламент и стать президентом. 

Надо сказать, СБУ, понимая, что Рубана и Савченко явно недостаточно для исполнения кровавой масакры на Печерске, попыталась намекнуть на разоблачение некоей сети сепаратистов-террористов. И уже на следующий день отрапортовала о проведении 28 обысков по всей стране. Как оказалось, обыски проводились у малоизвестных журналистов и блогеров в связи с возможной причастностью к сепаратистской деятельности. Причем некоторые из них за сепаратизм уже успели отсидеть. Как заявила пресс-служба СБУ, в ходе обысков “были обнаружены и изъяты агитационные материалы о поддержке аннексии Крыма, денежные средства, документы, содержащие информацию с ограниченным доступом, запрещенная продукция, в том числе гранаты и патроны”. Традиционный набор, вряд ли имеющий отношение к “делу Рубана—Савченко”.

Если некое подобие заговора и в самом деле планировалось, речь должна была идти хотя бы о сотнях, ну, как минимум, о десятках лиц. Задержания/аресты которых обязаны были пройти до либо одновременно с “закрытием” Рубана и “засветкой” Савченко как потенциального организатора возможного переворота. В Шевченковском суде, во время избрания меры пресечения для Рубана, были названы лишь пять фамилий — “радикально антиукраински настроенные граждане Мезенцев, Шашкин, Захарченков, Березня и Лещ… и другие неустановленные лица”. Так, может, стоило вначале этих лиц установить, отследить их связи, накрыть всю сеть (если она, разумеется, была), а потом уже торжественно рапортовать о раскрытии антигосударственного заговора? Да и с установленными лицами не все понятно. Шашкин, Захарченков, Березня и Лещ задержаны? А если не задержаны, то почему? Зато точно известно, что не задержан Олег Мезенцев, числящийся помощником Савченко и заявивший в комментарии СМИ, что уехал за границу. Вопрос к СБУ: если операция по выявлению заговорщиков велась так давно и тщательно, то почему одному из ключевых фигурантов предоставили возможность безболезненно покинуть страну? Его не “вели”? Или в спецслужбе были как раз заинтересованы, чтобы он “встал на лыжи”?

Результат

Что же получила АП от этой акции? Как всегда — совершенно противоположный ожиданиям результат. Савченко стала звездой телеэфиров и, похоже, получила некоторую поддержку публики. В случае суда — эта поддержка вполне может вылиться в акции массового протеста. А Савченко — стать поддерживаемой массами политзаключенной. Вообще администрация президента с удивительным искусством превращает малозначимые фигуры в серьезных противников. Так было с подзабытым, но “вовремя” реанимированным администрацией президента Михаилом Саакашвили. То же происходит и с Савченко. Политик с нулевой популярностью, ограниченными ораторскими и умственными способностями ныне вполне может стать тем детонатором, который взорвет ситуацию. Савченко на чудом свалившихся на нее эфирах говорит незатейливо, но спрос именно на такую критиканскую риторику сейчас весьма высок. Степень общественного недоверия к власти такова, что даже не слишком опытный и умный, но резкий в высказываниях политик может восприниматься как потенциальный лидер протеста. 

Нельзя сказать, что во власти вообще никто не догадывается о такой возможности. Источники ZN.UA в АП высказывали мнение, что Петр Порошенко, в отличии от Грицака, Луценко и Матиоса, надеялся: Савченко не вернется из Европы. Президент опасался, что в противном случае у нее появятся трибуна и повод не сдерживать себя в выступлениях (в стенах парламента, на телеэфирах, в зале суда), что лишь добавит ей очков и точно не добавит очков власти. 

Опыт судебного разбирательства по “делу Януковича” подобные опасения усиливал. Действо, задуманное как масштабная PR-акция нынешней власти, в действительности изрядно бьет по ее репутации. Временами он уже воспринимается не как суд над беглым гарантом и его окружением, а как процесс над “лидерами трибуны Майдана”, как обвинительный акт тем, кто не пытался остановить сдачу Крыма. И это при том, что в суде пока заслушивали только свидетелей обвинения… 

Короче, с вопросов начали, вопросами и окончим. Озвучу только три из них: 

1. О чем, глядя на все это, думает Ангела Меркель, приложившая немало усилий для освобождения Надежды Савченко из российского плена? А также, что чувствуют “жители” многочисленных штаб-квартир международных организаций, по которым с победным туром проезжала Надежда?

2. Ситуация с заговором, в котором принимали участие бывшие пленные, улучшит атмосферу по освобождению оставшихся?

3. Почему над зрелищем больше всего смеется Валерия Гонтарева, ушедшая с поста главы НБУ после всего содеянного тихо и с букетом цветов?

Станислав Речинский  “Зеркало недели”

Скандальные новости

Загрузка...
Актуальные комментарии и обсуждения новостей