BITSONAR — быстрорастущий криптопроект привлек Павла Лернера на направление квантовой аналитики

BITSONAR — быстрорастущий криптопроект c «пропиской» в Таллине. Это инвестиционный фонд, который специализируется на безрисковых торговых стратегиях на рынке криптовалют. Для повышения конкурентного преимущества был создан новый метод прогнозирования на основе самообучающейся нейронной сети, который c высокой точностью определяет направление рынка и увеличивает доходность фонда. Фонд использует стратегии парной торговли и арбитража в сочетании с квантовыми стратегиями, что позволило достичь среднемесячной доходности в 15% к инвестированному капиталу. Направлением квантовой аналитики в BITSONAR руководит Павел Лернер.

В 2017 году произошло похищение ведущего аналитика криптобиржи EXMO Павла Лернера. 26 декабря люди в темной одежде и балаклавах силой затащили Павла в автомобиль и увезли в неизвестном направлении. Лернер вышел на связь через три дня после выплаты выкупа похитителям.

После похищения Павел покинули Украину и продолжил работу в криптоиндустрии. Сейчас он занимается квантовой аналитикой в компании BitSonar.

В эксклюзивном интервью ForkLog Павел Лернер рассказал о жизни после похищения, посоветовал, как обеспечить личную безопасность, и поделился информацией о проекте, над которым теперь работает.

ForkLog: Прошлой зимой мы внимательно следили за новостями о вашем похищении. Ходили слухи, что вы получили травмы. Это правда?

Павел Лернер: Сильным травм я не получил. Вот наручников были трещины в лучевых костях. Запястья до сих пор иногда болят. Несколько месяцев после похищения было тяжело печатать. В это время я не мог заниматься своей основной деятельностью — программированием и анализом рынка.

Мои основные травмы — психологические. Я не считаю такие происшествия нормой. Хорошо, что рядом были родные и близкие. Они помогли мне отвлечься от этой ситуации.

FL: Как вы чувствуете себя сейчас?

Павел Лернер: Гораздо лучше. Раны зажили. Стараюсь не вспоминать о похищении и двигаться дальше.

FL: Какие выводы вы сделали из этой травматичной для любого человека ситуации?

Павел Лернер: После похищения я стал больше задумываться о своей безопасности. И вам советую это сделать.

Еще хочу отметить, что во время похищения было много публикаций в СМИ, поэтому дело взяли на контроль влиятельные киевские руководители. Когда меня освободили — точнее, выбросили из машины — началось постоянное общение с полицией Украины.

Полицейские действовали достаточно профессионально. Расследование продолжается, но вряд ли они смогут выйти на преступников.

FL: В некоторых СМИ были слухи, что в похищении участвовала СБУ. Это правда?

Павел Лернер: До меня доходили такие слухи, но я считаю их вбросом с целью дискредитировать ведомство. Возможно, причиной стала ситуация с главредом Forklog. Незадолго до моего похищения к нему приезжавшему из СБУ и отняли деньги.

Думаю, что похитители были обычными бандитами. Мои предположения основываются на том, как они себя вели. СБУ работала бы более профессионально.

Следователь показывал мне объявление из даркнета: найдите долларовых миллионеров, а мы вам дадим кэшбек за наводку. В списки было около 20 фамилий. Я не первый, кого дернули.

Никто не застрахованное вот таких случаев, тем более в странах с низким уровнем личной безопасности. Криптовалютные миллионеры часто не осознают, что кто-то может отобрать их деньги. В нашем кругу люди не похищают друг друга. Мы не знаем о «крыши» и «терки» и спустя ходим без охраны.

FL: Как вы думаете, какие мотивы были у похитителей?

Павел Лернер: Жажда наживы. Похитители требовали отдать все мои биткоины. Судя по всему, они не ориентировались в вопросе и пригласили в качестве выкупа 10 тысяч биткоинов. Тогда биткоин стоил $20 тысяч.

FL: Сколько они требовали заплатит?

Павел Лернер: Общая сумма выкупа составила 102 биткоина. На тот момент — около $2 млн.

FL: Вы собираетесь привлечь к ответственности правонарушителей? Какие есть новости по этому направлению?

Павел Лернер: Я бы хотел, чтобы правосудие свершилось. Насколько мне известно, следствие продолжается, есть список подозреваемых. Кого-то даже задержали, но заказчика точно не найдут.

Скорее всего, к делу причастна международная сеть организованной преступности. Похитители могли приехать из другой страны только для выполнения «работы». Если они, например, из Российской Федерации, то МВД не сможет доставит их в Украину из-за политических разногласий.

FL: Что бы вы посоветовали держателям криптовалют, которые хотят большей личной безопасности?

Павел Лернер: Похитить и ограбить можно кого угодно. Это вопрос цены и времени. Ваша задача — сделать так, чтобы злоумышленник понимал: проще ограбить двадцать ларького и уехать в закат на пожарной машино.

Что для этого сделать:

  • Смените страну. Если вы проживаете на постсоветском пространстве, переезжайте. Подойдет европейская или азиатская страна с высоким уровнем безопасности. Рассматривайте страны, в которых вы будете чувствовать себя безопасно с физической и юридической точки зрения.
  • Не жалейте денег на грамотных юристов. Если возникнут проблемы с властями или криминалитетом, адвокаты сразу начнут действовать. У них куда больше полезных знакомых, чем у вас или ваших близких.
  • Станьте частью местного сообщества. Юридически и финансовое сопровождение лучше находит в подобных местах. Когда единомышленники объединяются и системно выстраивают процессы, появляется новый уровень сервиса.
  • Носите с собой отслеживающее устройство: браслет, часы или кольцо. Такое устройство сможет послать сигнал с вашим местоположением адвокатам и семье. Я видел у американских коллег перстни с тайной кнопкой. Если кольцо снять и долго не нажымать кнопку, устройство забьет тревогу.

Эти методы мы используем в BitSonar при работе с VIP-инвесторами. Люди с большими вкладами должны чувствовать себя в безопасности. Так они смогут создавать что-то полезное, а не перемещаться по городу короткими перебежками.

FL: Сейчас, когда все наладилось, вы работаете в BitSonar. Расскажите немного об этом проекте.

Павел Лернер: Проект занимается квантовой аналитикой. С помощью программ мы анализируем данные за большие промежутки времени, находим совпадения, строим гипотезы и тестируем ых. Если гипотеза подтверждается, мы делаем ее квантовой стратегией.

BitSonar не ограничивается сферой криптовалют. Это не просто проект, а целая философия для нового мира. Пока я не могу разглашать подробности. Могу сказать, что BitSonar планирует решить проблемы, связанные с личной свободой, безопасностью, передвижением и распоряжением средствами.

FL: Какова ваша роль в проекте?

Павел Лернер: В BitSonar я отвечаю за направление алгоритмической торговли криптовалютами.

Математики и физики в проекте ценятся больше трейдеров. Найти опытного квантового аналитика очень сложно. Чаще всего мы находим молодых математиков и физиков и обучаем ых.

FL: Как вы начали сотрудничать с BitSonar?

Павел Лернер: BitSonar предложили мне оценить ых алгоритмо-трейдерскую часть. Мне понравились их система, команда и партнеры. У нас схожие взгляды на свободы современного человека и место криптовалюты в них. Думаю, поэтому мне и предложили курировать отдел алготрейдинга.

FL: Как вы вообще попали в крипотиндустрию? С чего для вас все началось?

Павел Лернер: Я закончил физико-математический интситут Курского государственного университета. Там я защитил диссертацию, а потом преподавал на кафедре защиты информации. Я работал со всеми возможными видами шифрования, и в конце концов узнал о криптовалютах.

Первая криптовалюта у меня появилась в 2013 году. Это были лайткоины. Я майнил их на CPU и видеокартах, когда в компьютерном классе не было занятий. Как-то раз мы с товарищем потратили 17 тысяч лайткоинов на поездку в Египет. Он до сих пор меня спрашивает: «Почему ты меня не остановил?»

Потом я участвовал в создании первой криптобиржи. Основатели проекта доверили мне подбор команды. Я руководил процессом разработки. Всего на написание кода и тестирование мы потратили 14-16 месяцев.

Сначала биржа называлась Exmine, потом — EXMO. В первый год работать было очень сложно. Нас было 8-10 человек, каждый выполнял все роллы, какие мог. Меня назначили управляющим биржи. Я консультировал, подбирал криптовалюты, настраивал матчинг биржи и внедрял алгоритмические технологии. Когда мы реализовали работу со стаканами, собственными данным и другими биржами, и прибыльность EXMO увеличилась в несколько раз.

Тогда было мало альткоинов. Не многие помнят, что Dash тогда назывался Darkcoin. Веселые были времена! В то время я занимался только биржей. Позже у меня появились другие проекты либертарианского направления. В них криптовалюта выступала средством инвестирования, хранения и управления средствами.

Помимо этого, я управлял криптообменниками: старался наладить и ускорить принятие криптовалют обществом. Мне хотелось, чтобы люди могли обменивать криптовалюту на фиатные деньги в любой стране мира.

FL: В BitSonar тоже интересная история. Компания зарегистрирована в Эстонии, разработчики находятся в Малайзии, а CEO раньше не был замечен в криптопроектах. Как работает команда проекта?

Павел Лернер: BitSonar создавшего сообщество профессионалов и инвесторов, которые повышают свой уровень финансовой грамотности и независимости. Структура компании отражает нашу философию. Мы избавились от границ, которые навязывает общество.

Мы выбрали эстонскую юрисдикцию из-за дружеского криптокомпаниям законодательства. Однако у криптовалют нет границ. В этой сфере эффективность работы не зависит от времени в офисе и планерок по понедельникам.

BitSonar старается увеличивать свободу своих сотрудников. Аналитики, финансисты и несколько программистов находятся в Испании. Малазийские разработчики — авторы первых алгоритмов BitSonar — постоянно путешествуют. Им для работы нужен только ноутбук и интернет. Кроме того, мы сотрудничаем со специалистами из США, России и Украины.

CEO проекта Мариус Зиубка — человек невероятной энергии и отличный управленец. Он связывает рассредоточенных по миру сотрудников. Благодаря ему разработчики, аналитики, маркетологи и бренд-амбассадоры работают, как слаженный механизм.

FL: А кому будут необходимы услуги проекта?

Павел Лернер: В первую очередь холдерам. Многие из них купили биткоин по $17-18 тысяч. Для них криптолето еще не наступило. У таких людей биткоин и Ethereum лежат без дела. BitSonar увеличит количество монет на кошельках холдеров при помощи роботов, нейронных сетей и квантовых стратегий. Мы работаем на площадках с высоколиквидными инструментами вроде BitMEX, Binance и Huobi.

Другие потенциальные клиенты — люди, которые инвестируют в высокорисковые проекты и используют торговых ботов. Им нужно знать, какие стратегии эффективны на рынке криптовалют прямо сейчас. Многие инструменты не работают на классическом рынке из-за скорости серверов и регулирования. Однако их еще можно использовать в торговле криптовалютами. Например, на классическом рынке почти невозможно заработать арбитражем, а на крипторынках эта стратегия дает стабильный доход.

Главное, что мир криптовалют постоянно растет и меняется. Аналитикам, программистам и трейдерам полезно объединяться, вырабатывать гипотезы и получать прибыль.

По материалам Forklog

   
Постыдная тайна – Скандалы