Заложники «ставкоцентризму»

Реформаторские шаги в сфере высшего образования, вызванные процессом имплементации нового Закона Украины “О высшем образовании” (далее — Закон), натыкаются на элементарное нежелание вишівської сообщества воспользоваться возможностями автономии.

Ведь автономия — это не только свобода, но и ответственность за свои решения, выбор, наработки, идеи. Это ответственность каждого конкретного университета (а не абстрактной системы в целом) перед студентами, работодателями, государством за образовательный продукт и услуги, которые он предоставляет.

Думаю, именно в этом кроется причина ожесточенных дискуссий вокруг процесса имплементации Закона. Одна из них — о создании нового Перечня отраслей и специальностей для образования и науки.

Казалось бы, что здесь сложного — перечислить специальности, по которым вузы будут готовить студентов. И все не так просто.

Действующий перечень достался нам в наследство, с незначительными модификациями, от Советского Союза. Времена менялись, а рынок труда и высшее образование так и жили фактически в параллельных мирах. Более того, это был даже не один перечень, а отдельно для бакалавров, отдельно для специалистов и магистров, отдельно для ученых. А согласно новому Закону должна быть создана одна единая классификация.

Концепцию реформирования предложила Академия педагогических наук Украины на основе Международной стандартной классификации образования (МСКО-2013), которую согласовали 195 стран — членов ЮНЕСКО и ООН и которую используют в ЕС. Эта классификация очень отличается от действующей в нас. Для сравнения: в МСКО определено 80 специальностей, сгруппированных в 29 отраслей. Наш образовательный перечень — 525 специальностей и 47 отраслей.

Для каждой специальности нужно создать отдельный образовательный стандарт — чего ждет государство от выпускника на выходе из университета и что важно для организации качественного обучения. 525 специальностей — это 525 стандартов. Наука, производство и рынок труда не стоят на месте, а высшее образование не имеет возможности своевременно и гибко реагировать на их потребности. Потому часто изменять перечень специальностей и такое количество стандартов — нереально. Да какое там менять! До многих специальностей руки так и не дошли — стандартов образования для них до сих пор не создано.

Выбор в пользу новой классификации отраслей и специальностей, ориентированной на международную практику, очень важен, ибо означает курс на глобализацию образования и экономики, отрыв от пуповины советского планового народнохозяйственного комплекса, обслуживать который и была призвана система направлений (специальностей) и отраслей образования, которой мы пользуемся по сей день.

Леонид Булава, профессор Полтавского национального педагогического университета им. В.Короленка, подчеркивает: “на самом Деле новый перечень специальностей — это цивилизационный выбор Украины в сторону глобального мира и отдаления от “Русского мира”. В России зимой 2013 года принят единый закон об образовании. Там — постсоветский перечень направлений образования и специальностей, что не согласуется с МСКО. У них — “свой міръ”! В Беларуси установлен перечень по декретами “бацькі”. Там вообще отсутствуют некоторые научные специальности — например экономика, медицина”.

Ориентируясь на МСКО, нашей университетской общине предлагают сократить перечень отраслей (до 27-29) и специальностей (до 80-100), одновременно расширив их содержательное наполнение. Однако вопрос количества специальностей вызвало жаркие споры. Потому их сокращение существенно повлияет на систему образования.

Как именно? Прежде всего она сможет гибче, быстрее и адекватнее реагировать на потребности рынка труда. Например, университет хочет готовить студентов по определенной специальности. Получает лицензию и сам определяет, как формировать образовательную программу и организовывать учебный процесс. Ориентируясь при этом на образовательный стандарт. Однако если раньше стандарт жестко регламентировал содержание обучения, то теперь все меняется. По новому Закону вузам никто не указывает, какие дисциплины являются обязательными или необязательными. Все решает само учебное заведение. Готовя специалистов по определенной широкой специальности, вуз может ввести программу, которая предоставляет более узкую, особенно востребованную на рынке труда специализацию. И для этого не нужна новая лицензия. Если университет аккредитует свои образовательные программы — выпускники получат диплом государственного образца. Если нет — диплом вуза. И неизвестно, какой будет авторитетнее для работодателей. Это зависит от репутации ВУЗА.

Владимир Бахрушин, профессор Классического частного университета, отмечает: “Много узких специальностей — это угроза того, что во многих университетах многих специальностей будет увеличиваться количество малых студенческих групп. В этих условиях МОН будет вынужден сконцентрировать государственный заказ за каждой из таких специальностей в одном или небольшом количестве ВУЗОВ. Большинство университетов при этом могут вообще потерять государственный заказ. Как следствие — регионы останутся без нужных им специалистов, потому что выпускники столичных университетов домой обычно не возвращаются. Так же как и выпускники ведущих университетов Харькова, Львова, других крупных городов”.

Жанна Таланова, менеджер по аналитической работе Национального Эразмус+ офиса в Украине приводит еще один аргумент в пользу новогоПереліку отраслей и специальностей, приближенного к МСКО: “Попытка детализировать перечень не соответствует ни международной, ни европейской практике. По нашему мнению, следует ориентироваться на классификацию МСКО. Именно на ее основе базируется сбор данных относительно состояния и функционирования системы образования в каждой стране. Новая классификация позволит нам реально интегрироваться в мировое сообщество, стать прозрачными и понятными. Пока что мы остаемся закрытыми для мирового сообщества”.

Чем введение широких специальностей в соответствии с МСКО полезное для студента? Прежде всего возможностью получить специальность, которая реально сегодня, а не двадцать лет назад, нужна на рынке труда.

Профессор Юрий Рашкевич, проректор Национального университета “Львовская политехника”, подчеркивает: “Чрезмерная детализация перечня специальностей негативно сказывается на трудоустройстве выпускников ВУЗОВ. Если они вузькопрофесіалізовані, то шансов найти работу гораздо меньше, по сравнению с теми, кто имеет более широкую професіалізацію за дипломом”.

Кроме того, возможность выбирать специализацию дает студенту возможность формировать собственную академическую траекторию обучения и участвовать в международных программах академического обмена. “Потребность перейти на новый Перечень специальностей связана прежде всего с необходимостью синхронизировать наши образовательные программы с мировыми и европейскими, для чего в основу перечня закладывается Международная стандартная классификация образования, — говорит Владимир Бугров, проректор КНУ ім. Т.шевченко. — Она позволяет сравнивать (а это — основание для признания дипломов) специальности отечественные и в других странах”.

Если все так хорошо, то почему же новая классификация отраслей и специальностей, выстроенная на основе МСКО, рождается в таких муках и дискуссиях? Почему находятся желающие что-расширить перечень специальностей, отойдя от международного? Официальное объяснение — необходимость учитывать особенности нашей экономики. Неофициальных причин больше.

Например “ставкоцентризм” (не путать с “студентоцентризмом”). Введение новой классификации потребует определенных изменений (в том числе сокращения) структурных подразделений университетов — кафедр, а возможно, и факультетов. Они открывались под определенные специальности, а из-за сокращения количества последних так называемые выпускающие кафедры вынуждены будут объединяться. Не преминут и кадровые изменения. Ведь по новому закону возглавлять кафедру или факультет сможет только преподаватель, имеющий ученую степень именно по профилю кафедры или факультета. А в основе профиля — специальность. Поскольку будет создан единый перечень отраслей и специальностей для науки и для образования, то, например, доктор педагогических наук не сможет возглавить кафедру информатики.

Ранее Минобразования определяло перечень дисциплин, обязательный для всех специальностей. Это так называемые предметы гуманитарного цикла (философия, история, культура etc), физкультура, БЖД. А новый Закон не позволяет министерству указывать университетам. Итак, кафедры, которые раньше имели гарантию вечной жизни, освященную приказами МОН, теперь теряют ее.

Показательной в этом смысле является волна возмущения, вызванная тем, что философия теперь не является обязательным предметом для одной специальности. Философы в отчаянии, общественность в шоке — как можно быть образованным человеком без знания философии? Это уничтожение высшего образования! Шишки сыплются на министерство — оно “запретило” предмет, то пусть немедленно включит его в перечень обязательных! Однако апеллировать нужно к университетов, убеждать именно их, а не министерство. И даже если вуз не включит какую-то дисциплину в образовательных программах в качестве обязательной, она может попасть в число выборочных: ведь 25% учебных дисциплин студенты смогут изучать на собственный выбор. Возможно, преподавателям-философам стоит сосредоточить усилия на том, чтобы доказать студентам преимущества изучения своей дисциплины и заинтересовать ею. Это положительно повлияет и на качество преподавания.

Очевидно, вслед за философами возмутятся и преподаватели других некогда обязательных дисциплин. Неизвестно, чего здесь больше — элементарного незнания норм Закона о высшем образовании или сознательного манипулирования.

Еще одна причина сопротивления — нежелание вузов брать на себя ответственность, изучать рынок труда, вводить специализации, создавать под них программы, привлекать работодателей. Гораздо удобнее жить по уже расписанным кем-то до деталей нормами. А когда что-то пойдет не так — все претензии к авторам “бумажки”, мол, это не мы виноваты, это инструкции плохие.

Перечень отраслей и специальностей для образования и науки должен быть принят уже в скором времени. Андрей Шевцов, начальник Управления лицензирования, аккредитации и нострификации МОН, объясняет: “Согласно нового Закона о высшем образовании отсутствие нового утвержденного КМУ перечня отраслей/специальностей тормозит создание новых стандартов образовательной деятельности и стандартов высшего образования, а следовательно, реформу системы лицензирования и аккредитации в целом. Все понимают, что кардинальные изменения в этой сфере делать нужно, и как можно скорее. Ответственность решения слишком высока, чтобы забыть принцип “Семь раз отмерь — один раз отрежь, а потом еще семь раз переміряй”. Речь идет о будущем Украины как государства, достойной современного постиндустриального информационного общества. Ведь кардинально новый перечень — это совсем новая топология высшего образования и научных школ Украины. А это интересы не только нынешних миллионов студентов, преподавателей, работодателей, ученых, но и будущих поколений (по крайней мере речь идет о ближайших 20-30 лет!)”.

Ну а тем временем дискуссии продолжаются. Под призывы к компромиссу сторонники расширенного перечня действуют по принципу Попандопула “Я себя не обделил?” — стараются максимально расширить перечень специальностей в “родной” отрасли и урезать в “чужой”. Есть и такие, кто сначала согласился с предложениями НАПНУ, но, увидев движения “конкурентов”, бросился расширять перечень и себе: “Разве мы хуже?”.

И это не просто борьба за эффективную имплементацию нового закона. Это борьба за то, чтобы не дать перенести в новую реальность старые, заржавевшие конструкции из прошлого. И здесь нужно полагаться не только на МОН, а и на себя.

Источник:

Освіта.иа

Загрузка...
Актуальные комментарии и обсуждения новостей