В Украине прокуратура выходит из-под контроля

В истории независимой Украины институт прокуратуры выполнял роль политически зависимого репрессивного органа, который использовался правящими группами для давления на политических оппонентов или для установления неконкурентных условий в бизнесе. После побега Януковича оппозиционеры, которые пришли к власти с помощью уличных протестов, объявили о реформе прокуратуры.

Главными ее направлениями должна была стать деполитизация, очищение от коррумпированных работников, лишения прокуратур несвойственных им функций, а именно — общего надзора за соблюдением законности и полномочий проводить следственные действия. 14 октября 2014 года парламент принял новый Закон «О прокуратуре».

Обновление

Первая волна началась с очищения — создание местных прокуратур, которые должны были получить новых руководителей и рядовых прокуроров.

 

Была разработана система тестирования на общие навыки, знания закона и психологическую устойчивость. Далее — собеседование с представителями конкурсной комиссии. В них большинство составляли представители Генеральной прокуратуры — 4 от ГПУ, 3 — от ВР. В финал выходили трое кандидатов, которых комиссия рекомендовала к назначению. Генеральный прокурор утверждал только одного.

Конкурсы вызвали ажиотаж: немало людей с юридическим образованием, адвокаты, юрисконсульты, нотариусы итд. — приняли участие в тестировании. Вот что говорили конкурсанты летом 2015-го, отвечая на вопрос, почему они хотят стать прокурорами:

Валерий Митяев, пенсионер МВД: «Эту систему обновить. Я хочу принести в прокуратуру принципиальность, неподкупность и верховенство права».

Денис Кузьмин, юрисконсульт: «Хочу изменить прокуратуру. Она должна работать для людей, а не как некий надзорный орган, который негативно влияет на общество».

Однако, привести в прокуратуру людей из-вне системы не удалось. В начале конкурса независимые юристы составляли 60% от кандидатов. После тестирований их доля упала до 22%, а испытание собеседованием прошло только 3%. Одного из них Виктор Шокин на должности не утвердил.

Только 16% из назначенных руководителей ранее не занимали руководящие должности в прокуратуре.

Внешние кандидаты были отрезаны от участия в конкурсе. Виктор Шокин выписал порядок проведения тестирования так, что участие в нем смогли принять только действующие работники прокуратуры.

Борьба с оппонентами

На провалившемся обновленные кадров дело не закончилось. Из Генеральной прокуратуры была уволена команда Давида Сакварелидзе, заместителя генпрокурора Грузии времен президентства Саакашвили, которого пригласили в Украину именно помочь внедрить реформы. Против некоторых прокуроров, таких как Виталий Касько, возбудили уголовные дела. Сам Давид Сакварелидзе так комментирует преследования своих соратников: «Это «красная карточка» реваншистов и «антимайданівців» всем тем, кто хочет что-то изменить, в частности порядочным сотрудникам правоохранительных органов. Чтобы никому из них никогда даже в голову не могло прийти выступить против системы, против генерального прокурора ли его кума, то ли товарища».

Примечательно, что следственные действия в отношении Каська осуществляют следователи Генеральной прокуратуры, хотя функции расследования по плану реформ должны были быть переданы вновь созданным органам — Национальному антикоррупционному бюро и государственного бюро расследований (которое до сих пор не функционирует).

Прокурорское самоуправление

Теперь на очереди следующий этап реформирования — предоставление прокуратуре гарантий независимости. 15 апреля вступили в силу положения закона о прокурорском самоуправления и Квалификационно-дисциплинарную комиссию.

В состав комиссии входит 11 человек: пятерых делегирует конференция прокуроров, трех — Уполномоченный по правам человека, двух — юридические вузы, еще одного — съезд адвокатов. КДК начинает работать, если в ее состав назначено не менее 9 человек. Срок полномочий членов комиссии — три года без права переизбрания.

Квалификационно-дисциплинарная комиссия отбирает кандидатов на прокурорские должности, участвует в их переводе. Также она рассматривает дисциплинарные жалобы, следствием чего может быть взыскания или увольнения с работы любого прокурора, кроме Генерального. Он назначается парламентом по представлению Президента.

 

Эксперты опасаются, что без обновления кадров прокурорское самоуправление может усложнить или даже сделать невозможным очищение органов прокуратуры от коррупционеров.«Найваживіший момент — кого именно прокуроры выберут в состав квалификационной комиссии», — говорит Борис Малышев, эксперт Центра политико-правовых реформ. «Если это будут люди, в которых нет на ментальном уровне желание работать как орган самоуправления, если они будут ждать «указания сверху», это станет лишь еще одним примером неудачной реформы».

Сопротивление системы

Татьяна Козаченко, глава департамента по вопросам люстрации Министерства юстиции, приводит статистику: из более 400 дел, касающихся люстрации прокуроров, до суда дошли четыре.

«Система пытается сохранить себя, сохранить кадры, сохранить исполнителей, которые демонстрировали лояльность к своему руководству». По словам Татьяны Козаченко, суды покрывают прокуроров-чиновников. Но значительно больше дел закрываются еще на стадии рассмотрения — те, что касаются рядовых прокуроров и не имеют такого резонанса.

Об отсутствии реформы говорит и народный депутат от объединения «Самопомощь» Елена Сотник:

«Местные прокуратуры не обновились, по всей Украине остались тысячи старых прокурорских работников. В этих условиях независимой Квалификационной комиссии мы не получим. Туда зайдут старые люди, и мы фактически закроем эту систему от прихода новых людей».

Елена Сотник вместе с другими депутатами, в частности из группы «Еврооптимисты», предлагают внести правки в закон «О прокуратуре», введения переходного периода на три года КДК будет формироваться из приглашенных юристов-иностранцев.

«Если нам не удалось самим изнутри проконтролировать, дожать эту реформу и изменить старые кадры, — единственная возможность, которая нам остается, — это поручить обновление кадрового состава незаангажированным иностранцам», — объясняет необходимость такого ноу-хау депутат.

Как у них. Прокуратура Эстонии — подотчетность и саморегулирование

Как успешно реформировали советскую прокуратуру, мы можем посмотреть на примере Эстонии. Закон о прокуратуре тут приняли в 1993 году.

 

За ним, прокуратура является независимым органом в системе Министерства юстиции. И именно Минюст осуществляет служебный надзор за ведомством. Государственный прокурор ежегодно отчитывается и перед конституционной парламентской комиссией, и перед министром.

Высший руководящий состав прокуратуры тоже назначается министром юстиции. Главный прокурор может назначить только руководителей отделений окружных прокуратур.

Специализированные окружные прокуроры и их помощники избираются на открытом конкурсе. Здесь решающая роль — за конкурсно-аттестационной комиссией. Она проверяет и рекомендует к назначению лиц-претендентов.

 

Еще один регулирующий орган — дисциплинарная комиссия, в которую входит по два государственных и окружных прокуроров и один судья. Они рассматривают дисциплинарные проступки – неправомерное или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей, неблаговидные поступки, которые дискредитируют ведомство. По результатам или применяются санкции, или снимается обвинение. Интересно, что главный государственный прокурор и министр юстиции могут уволить только тех прокуроров, которых они назначали.

Двухуровневая система государственной и окружной прокуратуры Эстонии дает эффективный механизм внутреннего контроля, а подотчетность парламента и Минюста — обеспечивает надлежащий контроль ведомства извне.

Источник: «RE:Форма» — совместный проект Гражданской сети ОПОРА, Общественного телевидения, телеканала UA: Первый и Программы USAID РАДА.

   

Компромат из достоверных источников

Загрузка...
Актуальные комментарии и обсуждения новостей