«Они банально перестарались»: Зоя Светова – о гибели Сергея Магнитского


«Они банально перестарались»: Зоя Светова – о гибели Сергея Магнитского

Почему обыденная, никого в России не удивляющая безнаказанность силовиков страшнее самых мрачных домыслов об убийстве юриста в СИЗО

Пять лет назад я ничего не знала о Сергее Магнитском. И ничего не слышала в Фонде Hermitage Capital. В сентябре 2009 года я впервые получила удостоверение члена ОНК Москвы и стала ходит в московские СИЗО. В колониях я бывала и раньше, а вот в тюрьмах – никогда. Было не очень понятно, что могут изменить в тюрьме члены ОНК: заключенные, как правило, ни на что не жаловались и вообще смотрели на нас, как на диковинных животных.

17 ноября 2009 года я прочитала в газете «Ведомости», что накануне в московском СИЗО умер юрист Сергей Магнитский, работавший на инвестфонд Hermitage Capital. Потом адвокаты опубликовавшем его жалобы, в которых он писал о чудовищных условиях содержания, в пыточном ожидании на сборном отделении тюрьмы после вывоза в суд, о неоказании медицинской помощи и много о чем еще. Эти жалобы, которые некоторые журналисты назвали «дневником Магнитского», производившего оглушительное впечатление. Уже сидели Ходорковский и Лебедев, еще не сидели Толоконникова и Алехина, Ольга Романова уже написала свою «Бутырку», но так, как Магнитский, об ужасах современной тюрьмы до него не писал никто.

Тюрьма и Библия

И мы вместе с моей коллегой пошли в Бутырскую тюрьму, где Магнитский провел последние месяцы своей жизни, откуда его с сильными болями на «скорой» доставили в больницу «Матросской тишины» – умирать. В Бутырской тюрьме мы бывали и раньше, но Магнитского там не встретили – мы тогда только начинам работать, еще не успели обойти все камеры, а адвокаты Магнитского к нам за помощью не обращались.

Все разговоры с тюремщиками, врачами и заключенными я помню, как будто это было вчера. Помню, как в «Бутырке» нас отвели в специальную комнату, где были установлены экраны, на которых были видны помещения тюрьмы, ее длинные коридоры. Нам показали запись с видеокамер 16 ноября 2009-го – мы видели, как Магнитский в сопровождении конвоя несет тяжелые сумки с вещами и садится в машину «скорой помощи». Начальник «Бутырки» Дмитрий Комнов очень хотел, чтобы мы поверили: он не виноват в смерти Магнитского, с тем что-то случилось уже в «Матросской тишине».

Этот начальник ходил вместе с нами по тюрьме и зачем-то везде таскал с собой Библию. Потом, когда эго из-за смерти Магнитского все-таки уволили из «Бутырки», он пошел учиться в Свято-Тихоновский институт.

Правда, без работы он оставался недолго: очень скоро его назначили заместителем начальника другой московской тюрьмы, а два года спустя – повысили. Сейчас он снова начальник тюрьмы, только не Бутырской, а тот, что на Красной Пресне.

Тогда, пять лет назад, мы пытались восстановить события последних дней и часов жизни Сергея Магнитского. В «Матросской тишине» хитрый ее начальник Фикрет Тагиев уверял нас, что записи видеокамер, где видно, как Магнитский выходит из «скорой помощи» и заходит в тюрьму, не существует. Потом он очень красочно рассказывал , как на сборном отделении, где его принимала дежурившая в тот вечер врач – хирург Александра Гаус – Магнитский «заиграл», то есть внезапно сошел с ума, и пришлось вызвать к нему восемь охранников с дубинками, а потом и психиатра.

Мы слушали Тагиева, открыв рот, не зная, верить ему или нет. Когда он стал рассказывать, что Магнитский был кокаинистом, и нечего жалеть его уж так сильно, мне показалось, что он держит нас за идиоток.

Смерть до приговора

Проверку по факту смерти Магнитского проводил ФСИН, прокуратура, одна комиссия сменяла другую. Московская ОНК занялась своим расследованием: мы стали ходит в «Матросскую тишину» каждый день. И с каждым новым разговором становилось понятно – нам не говорят правды. Врачи, фельдшеры, простые сотрудники – все спутывались в показаниях.

Между тем, шум из-за смерти в СИЗО получился грандиозный – об этом деле писала вся пресса, было уволено более 20 высокопоставленных сотрудников ФСИН (правда, только некоторые из них имели непосредственное отношение к смерти Магнитского). И что было уж совсем непонятно –уволили того самого Комнова, что бегал с Библией в руках, но не тронули Тагиева, хотя Магнитский умер в его тюрьме.

Мы написали отчет и 31 декабря 2009 года послали его президенту России, в Генпрокуратуру и в Минюст. В отчете мы написали, что не доверяем показаниям сотрудников СИЗО и уверены: было нарушено право на жизнь Магнитского. В переводе на нормальный человеческий язык это значило: юриста убили.

Оправдание стрелочников

В Совете по правам человека при президент активно занялись изучением нашего отчета, доложили президенту Медведеву. Магнитский работал на иностранную компанию, поднялся шум на Западе, его друзья и коллеги требовали расследования.

Следственный комитет возбудил дело по факту его смерти. В какой-то момент даже нашли обвиняемых, двух медиков из Бутырской тюрьмы –лечащего врача Магнитского Ларису Литвинову и замначальника по лечебной части Дмитрия Кратова. Их обвинили в халатности. Наглость следствия – назначить обвиняемыми врачей, работавших в другой тюрьме – была поразительной. Но никто особенно не удивился. Все ждали, чем дело кончится.

Потом с Литвиновой сняли обвинения, возложив всю вину на «стрелочника» – доктора Дмитрия Кратова, личность в своем роде интересную.

Заключенные называли его «доктор Смерть», а ФСИН наградила медалью доктора Гааза – за особые заслуги.

Вот еще штрих к его портрету, который многое говорит о тюремной медицине: по образованию доктор Кратов – стоматолог. Работал он в Бутырке замначальника по лечебной части и возглавлял тюремную психиатрическую больницу.

Тверской суд Москвы оправдал Кратова – так в смерти Сергея Магнитского не нашли виноватых. Дело о смерти закрыли, согласившись с версией тюрьмы: Магнитский умер от сердечной недостаточности.

Это самый распространенный диагноз тем, кто умирает в тюремных стенах. Друзья и коллеги Магнитского были убеждены, что его убили. Говорили, что, может быть, это произошло еще в машино «скорой» при перевозке из тюрьмы в тюрьму. Может быть, его отравили на сборном отделении, может быть, в «Матросскую тишину» пробрался убийца.

Мифы и документы

Все эти годы вокруг этой смерти было много мифов: кто-то из заключенных рассказывал, что видел избитого Магнитского в Бутырке, кто-то видел его окровавленным в одной из камер «Матросской тишины».

Никакого вразумительного ответа на вопрос, зачем нужно было его убивать, я за эти годы так и не услышала. Говорили, что те, кто украл компании у главы Фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера и потом получили из российской казны 5,4 млрд рублей в качестве возврата налогов, очень боялись разоблачений Сергея Магнитского на судей – поэтому его и убили. Но то, что Магнитский мог бы сказать на суде, он уже много раз написал в своих жалобах в Генпрокуратуру и другие инстанции и, разумеется, там его не услышали. Так почему бы услышали на суде?

Теперь, когда прошло пять лет , я думаю, что это убийство не было умышленным. И это даже страшнее, чем если бы в тюрьму подослали наемных убийц.

Страшнее, потому что даже тот небывалый резонанс, который вызвала эта смерть, не заставил следствие найти виновных.

Существуют два акта о смерти Сергея Магнитского; оба лежат в следственном деле. Оба подписаны врачами одного и того же отделения интенсивной хирургии больницы СИЗО «Матросская тишина». В первом акте в строке «диагноз» указаны не только «острый калькулезный холецистит, острый панкреатит, острый психоз и панкреонекроз», но и ЗЧМТ – закрытая черепно-мозговая травма. Ниже написано: «признаков насильственной смерти не установлено». То есть каким образом появилась закрытая черепно-мозговая травма – не объяснено.

Второй акт о смерти был составлен в тот же день, теми же врачами, всего на несколько часов позже, но указание на закрытую черепно-мозговую травму из него почему-то исчезло.

Из материалов дела известно: никакого психоза у Магнитского не было – такое заключение вынесла в конце сентября 2011 года комиссия судебно-психиатрических экспертиз Научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского. Значит, Начальник «Матросской тишины» Тагиев нас обманул.

Вопрос: почему же врач Гаус вызвала группу усиления для Магнитского? Почему не отвела его в больничное отделение СИЗО – ведь он жаловался на сильные боли?

И почему вызванную в СИЗО тот же врачом Гаусс бригаду скорой психиатрической помощи заставили ждать больше часа и пустили к пациенту только после его смерти?

Врач скорой психиатрической помощи Виталий Корнилов, которого Александра Гаусс вызвала к Магнитскому, рассказывал мне, что когда его привели в камеру, он увидел лежащего на полу человека без признаков жизни и констатировал смерть. Когда его вызывали в Следственный комитет на глазничную ставку с врачом Гаусса, он был возмущен ее рассказом о том, как она вместе с фельдшерами якобы пыталась реанимировать Магнитского.

Следователь Марина Ломоносова, которая расследовала дело о смерти Магнитского, в частной беседе говорила мне, что знает: Магнитский умер в сборном отделении, и его смерть констатировал психиатр Корнилов, но в материалах дела она все равно напишет версию врача Гаусс.

Более того, она проведет очередную судебно-медицинскую экспертизу, которая подтвердит, что врач Гаусс в смерти Магнитского не виновата.

Тюрьма в России больше, чем тюрьма

Что же на самом деле произошло 16 ноября 2009 года с Сергеем Магнитским?

Думаю, что все было просто.

Сергея Магнитского забили на сборном отделении «Матросской тишины» то самые восемь сотрудников из группы усиления. Они банально перестарались. А чтобы покрыть эту страшную, но банальную историю, начальник «Матросской тишины» Фикрет Тагиев придумал версию острым психоза.

Фикрета Тагиева долго не увольняли. Уволили его всего час назад, и не из-за Магнитского. Формально – из-за побега заключенного, но знающие люди говорят, что это был только повод. Сейчас он, по слухам, работает в Министерстве энергетики, возглавляет службу охраны. Врач Александра Гаусс тоже ушла из «Матросской тишины» вслед за ним. Я понимаю, почему Тагиев не отдал ее следствию: ведь если бы за смерть заключенного привлеклы к ответственности врача «Матросской тишины», это бросило бы тень и на начальника.

Тагиев этого не хотел; какое-то время его покровители ему это позволяли.

А потом самого Магнитского стали судить за то преступление, которое он сам же и расследовал и за которое эго не успели осудит при жизни.

Вынесли приговор: виновен в организации схемы уклонения от уплаты налогов. Дело прекращено в связи со смертью осужденного.

Банальность зла.

Что же такое в иерархии российской власти тюрьма, если ее начальники и врачи оказываются неприкасаемыми?

openrussia.org

   

Компромат из достоверных источников

Загрузка...
Актуальные комментарии и обсуждения новостей